Вяжем сами. Бум вязания.

Многое совпало. Ослабла строгость советского дресс-кода: платье и костюм не считаются больше единственной «приличной одеждой». На работу, в гости, на прогулку теперь можно пойти, надев что-то вязаное – нарядно, современно и удобно. Промышленный трикотаж скучен – только лыжные комплекты, жаркие для помещений, да детские шапочки с помпоном. Курсы кройки и шитья – предыдущее женское увлечение – кого могли обучили; портновское дело сложнее вязания и затратнее: швейная машинка – не спицы.

За год-два вязание образует целый мир со своим языком, гибким в описании петель изнаночных и лицевых. Темы печатных публикаций: вязка чулочная, «резинка» и «жгутик», зубчатый край с подшивкой. Журналы усваивают единый тон наставлений для своих – всегда во множественном числе: «вверху оставляем восьмёрки, потом гладко и низ собираем резинкой». Непосвящённые расширяют словарь готовых изделий. Прежде всё женские – кофты (и даже «кохты»), все мужские – свитера. А теперь легко выговорить: жакет, джемпер, пуловер («полувер», кардиган. Обновки подолгу обсуждают и меряют, мастерицы обмениваются моделями.

Вязаные носочки

Вязаные носочки

Считается, что, благотворно воздействуя на нервные клетки, вязание успокаивает, воспитывает внимание и терпение. Советы «последние 66 петель закройте сразу в одном ряду» явно имеют психотерапевтический эффект. До половины вещей создаётся для мужа, детей и прочей родни, и вязание признают ценной женской добродетелью.

Пряжа в мотках пополняет число общенациональных дефицитов. Зато однажды купленная, она – перпетуум мобиле домашнего трикотажа: вещь надоевшую или вышедшую из моды распускают и пряжа снова идёт в дело.

Женщины и девушки вяжут везде — около телевизора, в поезде , на даче, в гостях и даже на работе

P.s. Выбрать кухню на свой вкус и стиль — заказать кухню. Оригинальные решения и интересные цвета.

Добавить комментарий